Александр Леонидович Дворкин
Свидетельства об умственных расстройствах

Обратная связь

Для пострадавших

Обновления

18/08/2014. Опубликована полная хронология событий с диагнозами А. Дворкина, которую можно не только прочитать, но и посмотреть на видео.

04/08/2014. Опубликована экспертиза, проведенная по медицинским картам А.Л. Дворкина в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. Выводы неутешительные.

23/07/2014. Небольшое интервью с нашим представителем читайте здесь.

23/06/2014. Опубликован скан официального ответа из ПНД №3, который упоминается в статье газеты "Московская правда".

19/06/2014. Обнаружились новые подтверждения диагнозов Александра Дворкина. Газета "Московская правда" сообщила о том, что в распоряжении редакции имеется официальный ответ из ПНД №3, датированный 2012 годом и свидетельствующий о том, что Александр Дворкин "наблюдался по поводу Циколтимии с 1973 года. С 1977 г. амбулаторная карта в архиве".

12/06/2014. Александр Дворкин в интервью подтвердил историю наблюдения в ПНД и помещения в психиатрическую больницу.

23/05/2014. Реакция А. Дворкина на данные документы последовала спустя 3 дня после их публикации. Считаем, что А. Дворкин сделал худшее, что можно было бы сделать в данном случае - пойти на откровенную ложь ради сохранения своей и без того шаткой позиции. На сайте "Эхо Москвы" даже появилась небольшая заметка на эту тему.

14/05/2014. Мы собираем сведения о пострадавших от деятельности Дворкина. Зачастую последствия его работы проявляются в виде конфликтов с близкими, друзьями, коллегами по работе, из-за чего распадаются семьи, рушатся карьеры, ломаются судьбы людей. В некоторых случаях такие конфликты перерастают в настоящие трагедии. Ненавистная риторика Дворкина против религиозных организаций может порождать акты вандализма, случаи физического насилия, необоснованные ущемления в правах. Правоохранительные органы, вместо поиска реальных преступников, тратят силы и средства на отработку жалоб, основанных на выдуманных Дворкиным обвинениях против придуманных им же "сект". Заполнить форму можно в разделе Для пострадавших.

13/05/2014. Опубликованы документы, свидетельствующие о том, что А,Л. Дворкин длительное время наблюдался в психоневрологическом диспансере и находился на стационарном лечении в психиатрической больнице №14.

О сайте

А. Л. Дворкин является наиболее известным борцом с "сектами" в России, изобретателем термина "тоталитарная секта" и автором предмета под названием "сектоведение" (правда, так и не получившим официального признания). Признаками, по которым Дворкин предлагает отличать секты, обладает большинство религиозных и нерелигиозных организаций, но Дворкин призывает активно бороться только с несколькими, которые он выделяет из всех по только ему известному принципу.

Основной способ действий Дворкина заключается в сборе и распространении порочащих сведений об основателях и отдельных членах выбранных им организаций. При этом на поверку эти сведения часто оказываются сплетнями или вымыслом и не находят фактического подтверждения. Тем не менее Дворкин продолжает активно заниматься пропагандой, вводя в заблуждение журналистов и общественность, из-за чего часто оказывается в центре скандалов, связанных с распространением клеветы и разжиганием религиозной ненависти.

Распространять с такой настойчивостью в ущерб себе и другим очевидно ложные сведения может только человек с нездоровой психикой. Для этой деятельности Дворкина все это время не было никаких разумных объяснений. Но теперь стало известно, что А. Л. Дворкин продолжительное время состоял на учете в психоневрологическом диспансере по поводу серьезных психических расстройств.

Наличие умственных отклонений у изобретателя сектоведения объясняет все нестыковки в этом "предмете". Фактически, идеология "борьбы с сектами" в России была построена человеком с официальными психиатрическими диагнозами.

Ситуация, когда фантазии одного нездорового человека превратились чуть ли не в целый предмет, сама по себе абсурдна. Тем не меннее, она имеет значительные последствия, которые выражаются в обострении межрелигиозных отношений и проявлении случаев религиозного экстремизма.

С учетом вышеизложенного, публикация этих документов касается безопасности многих и имеет общественное значение. Сведения, представленные в документах, уже выходят за рамки отношений "врач-пациент" и должны стать предметом широкого рассмотрения и глубокого анализа. Публикация документов произведена в целях защиты общественных интересов (см. п. 5 ст. 49 федерального закона "О средствах массовой информации") и безопасности широкого круга лиц, права на свободу вероисповедания которых, гарантированные ст. 28 Конституции РФ, нарушает деятельность Дворкина. Документы опубликованы в полном объеме без каких-либо искажений.

Эпикриз

А. Л. Дворкин, известный специалист по сектам и основатель "сектоведения", в течение четырёх лет наблюдался в Психоневрологическом диспансере №3. Первые обращения к психиатру были связаны с разными беспокойствами, апатией, чувством ненависти к близким (в результате конфликта с которыми пытался покончить жизнь самоубийством). Больной "слышит одну и ту же мелодию в голове; чувствует, что за спиной кто-то стоит".

Из ПНД №3 был госпитализирован в Психиатрическую больницу №14, где в течении месяца находился на обследовании и стационарном лечении. У него были выявлены следующие умственные расстройства: циклотимия (маниакально-депрессивный психоз), паталогическое развитие личности, психофизический инфантилизм.

Из опыта российской и мировой психиатрической практики и на основании экспертного заключения психиатров Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, полное излечение данных заболеваний невозможно. При наличии расстройств маниакально-депрессивного спектра больной должен постоянно наблюдаться у психиатра и получать необходимое поддерживающее лечение в форме психотропных препаратов.

Выявленные заболевания делают больного непригодным для занятия любого рода научной, общественной или политической деятельностью ввиду крайней субъективности восприятия и невозможности адекватно оценивать последствия своих действий, а также нести за них ответственность.

Публикации

Тоталитарные страсти // Журнал "Профиль", 19.08.2014

Сектоведам не стоит ожидать поддержки Русской Православной Церкви // Портал "Infox.ru", 12.08.2014

Почему деятельность сектоведа Дворкина не пользовалась поддержкой? // ИА "Регионы России", 11.08.2014

Вокруг «сектоведа» Александра Дворкина разгорелся новый скандал // Портал "Полит.ру", 06.08.2014

Минздрав поставил диагноз главному сектоведу // Газета "Труд", 05.08.2014

Минюст России не желает проверять адекватность своего же эксперта // ИА "APR PRESS", 25.07.2014

Человек, разоблачивший сектоведение, дал комментарии прессе // Портал "Letnews.ru", 23.07.2014

Главный российский сектовед уличен в наркомании // Новости Ру­Фокс, 10.07.2014

СМИ уличили сектоведа Минюста России Дворкина в наркомании // Портал "Санкт-Петербург.ру", 09.07.2014

Александр Дворкин: наркотические приключения главного сектоведа // Газета "Трибуна", 08.07.2014

Сектовед проспорил // N4K.ru, 23.06.2014

Психическим расстройствам автора теорий о «тоталитарных сектах» Александра Дворкина нашлось новое подтверждение // Балтийский репортер, 20.06.2014

Вся правда о главном сектоведе России // Газета "Московская правда", 19.06.2014

Психические болезни могут быть причиной религиозного экстремизма? // Khabara.Ru, 19.06.2014

Шорох тихой войны: атака на сектоведение // 56 Медиа, 19.06.2014

Сектовед №1 — давний клиент мозговедов // Портал "Religious Freedom Watch", 10.06.2014

Сектоборец с диагнозом // Информационно-новостное агентство "ПТР", 06.06.2014

Российское сектоведение под подозрением на шизофрению: спорная биография Александра Дворкина // Портал "Санкт-Петербург.ру", 06.06.2014

Главный сектовед оказался душевнобольным, но его коллеги не отчаиваются // ИАА «Областные вести», 05.06.2014

Особенности российского сектоведения: от дурдома до Минюста // "Независимая газета", 04.06.2014

«СЕКТОВЕДЫ» ОБЪЕДИНЯЮТ ЛЮДЕЙ // Портал-Credo.Ru, 04.06.2014

Сектовед Александр Дворкин 20 лет скрывал свои психиатрические диагнозы // Информационно-политический портал "Сибинфо", 20.05.2014

Главному сектоведу России поставили психиатрический диагноз // Газета "Московский Комсомолец", 15.05.2014

Эксперт Минюста оказался пациентом психдиспансера? // Портал "Ислам News", 15.05.2014

Умственные расстройства с документами // ИА "Мосмонитор", 15.05.2014

Российского эксперта по сектам заподозрили в шизофрении // РИА "ФедералПресс", 14.05.2014

"Сектовед" Александр Дворкин оказался обычным психбольным // NewsBabr.Com, 14.05.2014

Эксперт при Минюсте оказался сумасшедшим? // Independent News, 13.05.2014

Скандал! Известный российский сектовед оказался невменяемым? // ИА "Новый регион", 13.05.2014

В России у главного сектоведа выявили психические расстройства // TODAY.KZ, 13.05.2014

Главному сектоведу России поставили психиатрический диагноз // Газета "Трибуна", 13.05.2014

Главному сектоведу России поставили психиатрический диагноз // Радио "СИТИ.FM", 13.05.2014

Комментарии к интервью под редакцией А.Л. Дворкина

Интервью было взято журналистом Анной Смирновой в двух частях 23 и 26 мая 2014. После того как расшифровка была отправлена А.Дворкину на вычитку, он изменил текст и самостоятельно опубликовал его на православном сайте. Сравнить отредактированное Дворкиным интервью с оригинальным можно здесь. Статьи, подготовленные на основе этого интервью, читать здесь и здесь.

В этом разделе предлагаем вариант интервью под редакцией Дворкина с нашими комментариями.

Интервью по версии Дворкина

— Александр Леонидович, в последнее время в прессе идет шумиха (касающаяся обнародования документов о том, что Дворкин наблюдался в ПНД и лежал в псих. клинике — прим. автора), что вы дальше планируете с этим делать?

— Сначала поясню, что вообще происходит. Есть секта сайентологии, которая работает примерно так же, как спецслужба. Соответственно, принцип сайентологии — это собирать или фабриковать компромат на всех тех, кто ей противостоит. Секта предпочитает это делать как напрямую, так и чужими руками: например, открывает анонимные сайты, которые зарегистрированы в других странах, нанимает специалистов по «черному пиару», и те заполняют подобные ресурсы откровенными фальшивками, передергиваниями и вольными «толкованиями» каких-то фактов, угрозами и так далее.

Затем ссылки на эти сайты направляются в редакции СМИ, предлагаются для воспроизведения различным тяготеющим к скандальной тематике порталам, забрасываются в социальные сети. В итоге начинается быстрое распространение нужного сайентологам компромата и формирование у легковерных читателей определенного мнения в интересах сектантов.

Попробуйте задуматься: не таким ли именно образом действует сам А.Л. Дворкин.

Поскольку сайты с «исходниками» расположены за рубежом, вне юрисдикции РФ, закрыть их можно только после долгой переписки с руководителями компаний, которые предоставили под такие ресурсы хостинг. Нередко подобные фирмы вообще не отвечают на письма, да оно и понятно: клиент заплатил за размещение сайта деньги, и при ликвидации ресурса часть этих средств придется возвращать. Естественно, владельцев хостинга такой вариант не устраивает. В итоге сайты с любым — самым омерзительным, высосанным из пальца, ненавистническим содержанием могут существовать на зарубежных платформах годами, и столько же времени будут доступными для любого, а в нашем случае — для русскоязычного читателя.

Собственно, эта технология ничем не отличается от приемов «слива компромата» в любой другой сфере, которую предлагают сегодня анонимные группы «виртуальных специалистов» — например, при проведении предвыборных кампаний, при бизнес-конфликтах и пр. Разница лишь в том, что здесь, несмотря на внешнюю анонимность авторов ресурсов, почерк узнаваем: это почерк сайентологов.

Как нам удалось выяснить, такой почерк саентологов узнаваем только для А. Дворкина. Очень хорошая доказательная база.

В апреле-мае именно таким способом обо мне было опубликовано несколько «документов»: сперва на анонимном американском ресурсе

Ну почему стресс делается именно на «анонимном американском ресурсе»? А как же наш великолепный русский неанонимный ресурс alexanderdvorkin.ru, совсем про него забыли :(

появились фотографии страниц моего личного дела из педагогического института, откуда меня выгнали, когда я был хиппи. Собственно, никакой «сенсации» здесь нет.

Ну да, какая тут может быть сенсация? Выгнали будущего главного сектоведа и эксперта Минюста из института за неуспеваемость. Всё банально. Вот, кстати, ссылка на статью про это: «Дворкин apparatus. Поправка на образование» (материал не наш).

Я сам пишу в автобиографической книге «Моя Америка» о своих годах увлечения идеями хиппи, вспоминаю, как лоботрясничал и выказывал «идеологическое несоответствие с передовой советской молодежью», за что меня «выперли» из вуза.

Вот это очень важный момент. Александр Леонидович снова пытается оправдать своё отчисление из вуза «идеологическим несоответствием с передовой советской молодежью», хотя на самом деле имели место непосещаемость и неуспеваемость, как следует из документов, а бывшие сокурсники Дворкина четко заявляют, что причиной отчисления стали наркотики — студент-наркоман, не посещающий занятия, в институте действительно нежелателен.

Никаких секретов — но анонимы, разместившие документы на иностранном сайте, сознательно нагнетали истерию, убеждая читателей, что это де как раз жуткая тайна, которую Дворкин сорок лет тщательно скрывал.

А ведь действительно, никому так и не было бы известно о настоящих причинах отчисления, если бы не документы и публикации в прессе.

С другой стороны, сам факт публикации именно личного дела, документов, а не общедоступных данных — это грубое нарушение закона «О персональных данных». Значит, кто-то тихонько договорился с кем-то из работников вузовского архива, проник туда, получил папочку, быстренько переснял содержимое, и потом вывалил его в сети. Собственно, это целый букет уголовных статей — и для архивиста и для «фотографа».

Не поясните, что включает в себя данный «целый букет»?!

— Мы сейчас говорим о вашем личном деле из Университета?

— Ну конечно. Именно о нем. Только не из университета, а из института, как он тогда назывался.

— И вы планируете по этому вопросу подавать жалобу, идти в суд?

— Я сейчас не буду говорить, что собираюсь делать. Просто повторю, что это было первое за весеннюю кампанию серьезное нарушение закона. Знаете, мне, конечно, самому было интересно полистать эти старые документы. Я, например, перечитал мое вступительное сочинение, которое мне неожиданно понравилось, и порадовался, что тогда смог такое написать. Еще наконец-то, с опозданием в четыре с лишним десятилетия, разглядел отличную характеристику о себе из школы и увидел зачетку, где полно четверок и пятерок…

Давайте тоже разглядим зачётку, где «полно четвёрок и пятёрок»:







Но факт остается фактом: это моя персональная информация, только я вправе ей распоряжаться, и никому не позволено через мою голову эти сведения запрашивать, получать и раздавать дальше.

Тогда попросим вас писать правду о себе в своей биографии, и ни у кого не будет поводов ничего искать и публиковать. Чем иначе опровергать вашу ложь? Кстати, тут вспомнилась интересная аналогия. Наверняка кто-то из читателей слышал, как Дворкин говорит, что если бы каждая секта говорила о себе правду при «вербовке» адептов, то никто бы в неё не вступил. Как думаете, если бы Александр Леонидович говорил о себе правду, то взяли бы его хоть на какую-то ответственную должность?

И вот после этой публикации последовала новая, уже более наглая — публикация неких «документов» из психиатрической больницы и психоневрологического диспансера.

Первое, о чем хотелось сказать: те люди, которые публикуют их и верят в их подлинность, сознательно совершают преступление. Ведь публикация личных данных (тем более медицинских документов — ведь врачебную тайну никто не отменял) — это грубое нарушение закона. Те же, кто знает, что это подлог, несут ответственность и по другой уголовной статье — за клевету.

Обратите внимание как Александр Леонидович интересно формулирует мысль. С одной стороны, не сказано прямо, что это разглашение медицинской тайны, а с другой стороны и не заявлено, что это подделка. Если следовать логике именной такой цитаты, то получается, что если человек верит, что совершает некое преступление, но на самом деле это не так, то всё равно его можно осудить за данное преступление, потому что он верил, что его совершал. Т.е., по мнению Дворкина, люди которые верят в подлинность документов (а документы якобы на самом-то деле поддельные) и публикуют их, они совершают преступление, потому что верили в их подлинность.
Александр Леонидович, может уже прямо пора говорить? Если подлинные — то нельзя разглашать. А если подделка — то так и говорите.

Теперь по существу дела. В документе, написанном председателем юридического комитете по защите прав и достоинства человека при РАЦИРС (Российской ассоциации центров по изучению религий и сект) А. А. Кореловым, указывается на серьезные ошибки, которые заставляют подозревать, что эти документы — не подлинные, или, во всяком случае, над ними очень серьезно поработали.

— У меня сразу вопрос — а на основании чего сделаны выводы, что они не подлинные? Это вы утверждаете, что они не подлинные, или это Корелов утверждает, что они не подлинные — но экспертизу он не проводил, насколько я понимаю?

— В этих документах есть целый ряд ляпов. Это путаница с моими именем и отчеством, это странный диагноз, в котором перечислены взаимоисключающие болезни, это якобы прописанные мне лекарства, которые, по словам специалистов, абсолютно нельзя принимать одновременно, это упоминание в «документах» 1973 года про классификацию МБК-10, которая появилась на свет через четверть века и, наконец, само оформление якобы «советской» папки, на которой стоит жирный штамп со словами «Российская Федерация». Напомню, что в период с 1973 по 1977 годы, о котором идет речь, никакой Российской Федерации не было — была РСФСР.

Про опечатки — если бы документы подделывали, уж позаботились бы, чтобы опечаток не сделать. Про препараты — психиатры со стажем подтвердили, что такие препараты могли вместе назначить в то время. Про обложку папки — с этим всё просто. Обложку просто заменили на современную, когда в ПНД отвечали на официальный запрос из органов в отношении Дворкина. Это сказала сама психиатр ПНД, которая обложку и меняла, пояснив, что обязана была привести мед.карту к современному стандарту, прежде чем давать официальный ответ.

Теперь к интересному аргументу про МКБ-10. В данном случае Дворкин зацепился за данный фактор совершенно напрасно и, вероятнее всего, по недосмотру. Обратите внимание на лицевой стороне карты в столбике МКБ-10 написан код заболевания «296», но в самом МКБ-10 (международный классификатор болезней) вы такого пункта не найдете, там и вовсе нумерация заболевания применяется с использованием символов, а не только цифр. МКБ включает в себя классификацию всех болезней (а не только психических).

А вот расстройство под номером 296 можно найти в психиатрическом справочнике DSM – Diagnostic and Statistic Manual of mental disorder (Руководство по диагностике и статистике психических расстройств). Причем не в последнем действующем справочнике DSM-5 (в нём нумерация изменилась), а в действовавшем на тот момент DSM-2, где под этим номером как раз указано маниакально-депрессивное расстройство (циклотимия):


(Стр. 8 справочника DSM-II, издано Американской психиатрической ассоциацией, 1968 г., )

При переписывании со старой истрепавшейся обложки в новую, не нашлось лучшего места для указанной данной нумерации и потому вписали «296» в колонку МКБ-10. Хотя взята эта цифра именно из действовавшего на тот момент справочника DSM, где она уютно расположена рядом с шизофренией.

Есть там и забавная путаница с моим адресом: в частности, помимо первоначального, сообщается адрес, по которому я проживал после возвращения из эмиграции, уже в новом тысячелетии, когда и Советский Союз давно исчез, и сама медицинская карточка 1973 года выпуска уже давно должна была быть сдана в макулатуру в виде бумажной трухи.

Про «бумажную труху» это ярко было сказано, да. Мы оценили эпитет. Однако по закону, карточке Дворкина полагается храниться 50 лет (т.е. до 2027 года), но по свидетельствам врачей, медицинские документы вовсе не уничтожаются ещё при жизни больного. Оно и логично! Если у человека проявляются признаки физического (или умственного) расстройства, вследствии пережитой им в детстве или юности болезни, а мед.карта уничтожена — как быть?

А что было на самом деле? Я сам пишу о событиях тех лет в своей автобиографической книге «Моя Америка», которая, очевидно и послужила отправной точкой для этих «публикаторов».

О да! И в вашей биографии ещё много чего искажено и сокрыто. Всё будет доказано и показано ДОКУМЕНТАМИ в противовес вашим СЛОВАМ.

В ней я честно — часто с осуждением и покаянием

Хорошая вставочка, мы оценили. Вызывает сочувствие.

— вспоминаю свою дохристианскую молодость. Я был хиппи, соответственно — пацифистом. И я, как все хиппи во всех странах, где есть призыв на срочную службу, считал своим долгом «откосить» от армии. Пошел по традиционному для неформалов пути: вспомнил, что перенес в детстве сотрясение мозга, и попросился на психиатрическую экспертизу (см. книгу «Моя Америка», стр. 74; второе издание — стр. 76).

Вот как раз про психиатрическую экспертизу в Вашей биографии ни слова. Вы рассчитывали, что читатели не станут проверять указанную Вами страницу биографии? Вот как там написано: «Я вспомнил о перенесенном в детстве сотрясении мозга, собрал справки и пошёл по врачам» и ни слова про психиатрию!

В психатрических документах про сотрясение мозга ничего не говорится, хотя если бы это было основной причиной госпитализации в ПБ, так и было бы указано. Сотрясение мозга мало связано с психиатрическим лечением, причина которого была совсем в ином и этого иного на страницах автобиографии «Моя Америка» нет. Можете даже не искать, Александр Леонидович, мы проверяли.

— То есть вы хотите сказать, что она была добровольной?

— Конечно! Я, что называется, «пошел по врачам» и в итоге освободился от военной кафедры

Вот это искажение оригинального инетервью мы тоже оценили. В оригинале про военную кафедру ни слова, а говорится именно о желании «откосить» от армии. Вероятно уже позже А.Л. Дворкин осознал, что данный аргумент смотрится нелепо — ведь в институте действительно была военная кафедра и можно было в армию не ходить и потому и «косить» от неё смысла не было! Оттого и появилась в этой редакции данная хитрая вставочка, что освобождался дескать именно от кафедры, а не от армии.

— и, следовательно, от армии. Для этого пришлось отлежать положенный месяц в экспертизном отделе больницы. В упоминавшихся вами публикациях пишут, будто я пробыл там на излечении «длительное время». Это, конечно, чушь. Я пролежал месяц — стандартное тогда время для экспертизы — и был без задержки выписан.

Четыре года ходил А. Дворкин с жалобами к психиатрам. Читайте документы.

Еще одна печально известная реалия тех лет — это советская карательная психиатрия, которая в полном соответствии с «курсом партии» рассматривала инакомыслящих как психически больных. Если человек сомневается в построении коммунизма — он, ясное дело, душевно болен! Это тот путь, по которому прошли и безвестные хиппи, и известные писатели, и маститые диссиденты. Я знал, что медики, увидев перед собой хиппи, вряд ли остановятся на изучении последствий давнего сотрясения мозга, и выйду я обратно, видимо, уже с «идеологическими диагнозами». Так и получилось: меня главным образом расспрашивали, зачем мне длинные волосы, почему я отпустил бороду, что для меня значит быть хиппи, почему я так странно одеваюсь, что за книги я читаю, что за музыку слушаю (почему западную?), не курил ли анашу, что думаю о советском обществе и так далее и тому подобное.

Стресс в документах сделан на другом. Как раз именно на тех умственных проблемах, которые беспокоили юного Дворкина и которые он высказывал, а не на его образе жизни. См. документы.

Я отвечал так, как мог — и даже, помню, не без юношеской бравады.

Эта вставочка здесь про «юношескую браваду» добавлена специально, на наш взгляд, чтобы хоть как-то оправдать записи об употреблении наркотиков. Неплохая бравада. Про употреление Дворкиным наркотиков написала газета «Трибуна».

Но при этом, конечно, мне неизвестно, что именно записывали врачи, какие слова вкладывали в мои уста. Мне же никто, понятное дело, на вычитку для подписи эти бумаги не давал! Поэтому я не могу нести ответственность за то, что врачи писали про меня или от моего имени.

Александр Леонидович, страшно представить, что оказалось бы в Вашей мед.карте, если бы врачи дали её Вам на вычитку! Опыт данного интервью подсказывает, что этого лучше не делать :)
А вообще, следуя логике Дворкина, у всех жителей планеты могут быть поддельные медицинские документы — они же не несут ответственность за то, что им туда вписывают врачи!

— То есть, Вы хотите сказать, что факт психической клиники и диспансера был, однако вы не несете ответственности за то, что написали врачи в ваших карточках?

— Совершенно верно, и еще раз повторю: я об этом писал в своей биографии. Но подчеркну, что и к самим опубликованным документам есть очень серьезные вопросы, заставляющие подозревать, что они либо не подлинные вообще, либо подделаны в основной своей части.

— А вы их читали, эти документы?

— Да, я прочитал то, что было опубликовано на сектантском сайте — т. е., что «публикаторы» выдают за подлинник. И это уже само по себе удивительно. Ведь на дворе у нас 2014 год от Рождества Христова, а по закону подлинники документов должны храниться 25 лет, после чего их уничтожают. Четверть века со времен полного окончания моих контактов с советской психиатрией истекла еще в 2002 году. Откуда же появились сегодня эти бумаги?

В этом месте Александр Леонидович лихо вырезал слова журналистки. Приводим их снова в неизменном виде: «Нет, тут вы не правы, я сегодня специально подняла все юридические обоснования хранения документов, в том числе и психиатрических, к сожалению, они должны храниться 50 лет. Я вам могу зачитать статью на основании которой я сделала такие выводы: это Приказ Минздрава СССР от 30.05.74 N 493 («О введении в действие Перечня документов со сроками хранения министерства здравоохранения СССР, органов, учреждений, организаций, предприятий системы здравоохранения» - прим. автора) он до сих пор не отменен и гласит о том, что: «Карту стационарного больного (историю болезни) с вкладными листами, включая температурные листы и листы врачебных назначений за исключением карт стационарных больных.. ну вот карты стационарных больных госпитализированных по поводу психических расстройств должны хранятся 50 лет». Т.е. тут вы не правы.»

— А, может быть, вы выделили для себя те места, которые точно считаете недостоверными, и точно уверены, что не говорили врачам?

— Насколько мне помнится, сорок с лишним лет назад я не говорил подавляющее большинство из того, что в этих бумагах написано как бы от моего имени.

А может тогда наоборот говорили, раз Вы не помните через 40 лет?

— То есть то, что записано в картах, записано не с ваших слов совершенно?

— Ну, там есть какие-то реальные биографические данные: например, что у меня имеются мать и сестра, но это не скрывается, упоминается в массе других источников. Разумеется, через 41 год массу деталей трудно вспомнить, — честно говоря, я и о самом месяце в экспертном отделении ничего не вспомнил бы, если бы не анонимные скандалисты, — но уверяю: в этих бумагах есть очень много того, что я не мог сказать ни при каких обстоятельствах. Как есть много того, что и профессиональные психиатры никогда не смогли бы написать в той форме, которую мы видим в «документах». Это в дополнение к тому, о чем я уже говорил: о путанице, о странных российских бланках… Все указывает на то, что анонимные «публикаторы», отталкиваясь от реального маленького «ядра» — месячного пребывания юного хиппи на стандартной экспертизе — при помощи фотошопа «настрогали» кучу каких-то левых бумажек.

Мы, конечно, польщены таким реверансом в сторону наших способностей использования фотошопа. Но вот интересный факт: газета «Московская правда» сообщила, что 28.03.2012 (двумя годами ранее, когда наши специалисты только начали осваивать фотошоп) ПНД №3 уже дал официальный ответ, в котором подтверждается факт наблюдения Дворкина в ПНД по его основному диагнозу. Врач ПНД позже подтвердила это журналистам, как и само существование этих документов. А ещё мы, получается, заранее знали и про то, что Дворкин употреблял наркотики, верно? Раз эта информация теперь подтвердилась и другими источниками. Наши специалисты по фотошопу знали даже имена врачей, которые лечили Дворкина в ПНД в те годы. Да что там имена! Они их почерка даже знали. Да, вот такие они, наши мастера по фотошопу!

И еще хотел бы ответить клеветникам, чтобы не было новых пересудов: после той госпитализации в 1973 году я к психиатрам ни разу не обращался.

А вот и нет. Обращались — судя по медицинским записям, обращались, как минимум, до 1977 года. Более свежих документов мы пока не публиковали.

Зачем? Я же добился того, чего хотел — отстоял хипповские принципы, не ушел в армию. Когда меня повестками вызывали в психдиспансер, говорил, что жалоб нет и уходил. А в начале 1977 года и вовсе был снят с учета.

Александр Леонидович, Вы противоречите своему же предыдущему предложению. Если бы Вы лежали в ПБ только для того, чтобы «откосить» от армии, то и на учет никто бы Вас не ставил. А теперь вот пишете, что были сняты с учета в 1977. Полагаем, прямо в аэропорту на таможне сняли, когда Вы отправились в Америку? Никаких записей о снятии с учета нет. Городской психиатр Котов тогда удивил врачей диспансера вашим «снятием с учета»: «31/ X 77 Зворнил горпсихиатр Котов В.П. Сообщил, что больной уехал за границу» (стр. 31 мед. карты из ПНД №3). Да и в подробнейшей биографии об этом ни слова, хотя про кучу других мелких подробностей, которые Вам пришлось сделать перед отлётом, написано сполна (стр. 123 первого издания «Моя Америка»).

— Александр Леонидович, вот факт снятия с учета — по факту его не было! Вы уехали в США, и по этой причине вас сняли с учета. Т.е., не было специальной комиссии, которая подтвердила бы документально то, что вы здоровы. Как вы можете это прокомментировать?

— То есть вы просите меня доказать, что я не верблюд. Интересная задача…

Ну, если хотите, комментарием может служить вся моя дальнейшая жизнь, учеба, все книги (числом 15), что я написал, многие из которых стали бестселлерами, научная, преподавательская и общественная деятельность, которую я веду.

Обратите внимание как эта реплика Дворкина оканчивается в оригинале: «То есть, если бы в течение 40-ка лет, которые прошли после этого или 38-ми, у меня как-либо проявлялась психическая болезнь, наверное были бы какие-то нарекания». Часть про нарекания благоразумно вырезана. И правильно — нам не хотелось бы сейчас тратить время на составление длинного списка нареканий.

И, кстати, при поступлении в Духовную академию в Нью-Йорке и потом при устройстве на работу (на «Голос Америки» — т. е. на госслужбу в США) я проходил весьма подробные психологические тестирования. Никаких нарушений и отклонений выявлено не было, после чего я был принят на работу.

Конечно, в этом месте мы поверили, что при поступлении в духовную семинарию (!) и на госслужбу в США Вы проходили «весьма подробные психиатрические тестирования». Цитата на эту тему из недавней публикации: «Вызывает большие сомнения, чтобы рядовых неквалифицированных работников СМИ при трудоустройстве тестировали психологи, однако такое возможно с учетом сообщаемой некоторыми ресурсами информации, что «Голос Америки» в то время работал под руководством ЦРУ».

Впрочем, у анонимных публикаторов есть прекрасная возможность доказать подлинность этих документов. Пусть предоставят письмо с подтверждением подлинности от главного врача больницы или психдиспансера. Разумеется, на бланке учреждения и с печатью. Ведь по закону бремя доказательности лежит на распространителе.

Пожалуйста: официальный ответ из ПНД №3 от 28.03.2012. На бланке и с печатью, всё как заказывали. И причем ответ дан за два года до публикации Ваших психиатрических документов. Спасибо изданию Московская правда (читать статью).

Не я должен распинаться и в чем-то там оправдываться, а они — доказывать, что анонимно вываленные на американском сайте фотографии сделаны с реально существующих документов.

Ну вот, опять забыли про наш русский сайт alexanderdvorkin.ru... :(

— Вопрос скорее в том, какое это нарушение закона — разглашение персональный данных или клевета и уже тогда — защита деловой репутации?

— Так я уже пояснил про это в начале интервью. Более того, если вы посмотрите комментарии к публикуемым выдержкам из этих «документов», то увидите уже совсем очевидную клевету. В частности, там написано, что та болезнь, которая там прописана — циклотимия — никогда не лечится, человек должен ежемесячно обращаться к психиатру, в то время как циклотимия — легкое расстройство, один из вариантов депрессии, которая в подавляющем большинстве случаев проходит бесследно. На некоторых сайтах даже написано, что у меня шизофрения, хотя в «документах» это слово вообще не встречается;

Встречается, вот картиночка. Как думаете, что означает «Sch??»?



И вот еще на этой странице мед карты указано подозрение на шизофрению при поступлении в ПБ.



Ну и эксперты Центра Сербского пишут: «период, предшествующий дебюту болезни, характеризуется типичными признаками шизоидизации личности...»

еще где-то стоит броский заголовок: «Эксперт оказался невменяемым», хотя невменяемость доказывается только судебно-психиатрической экспертизой и т. д. Все это — очевидная и беззастенчивая клевета.

Ну, мы бы не были столь категоричны на Вашем месте, обвиняя в клевете специалистов ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского, которые в экспертизе пишут: «в случае совершения противоправных поступков, особенно имеющих психопатологическую окраску, исследуемый может быть признан невменяемым и не отдающим отчет в своих действиях, в том числе и не обострения заболевания»

Ну, и есть закон о защите персональных данных, потом, даже если что-то из этих документов относится ко мне, то с этим чем-то изрядно поработали в фотошопе. Впрочем, тут должны делать выводы эксперты.

Эксперты уже сделали выводы. Признаков фотошопа не нашли.

— Александр Леонидович, тут, мне кажется, экспертам будет очень сложно доказать то или иное вмешательство в документы, потому что — вы сами мне только что об этом сказали — вы не знаете, что именно доктора туда вписали. Или должна быть проведена какая-то сравнительная экспертиза с некими исходниками, а исходников нет. Так что, мне кажется, тут без вариантов.

— Без вариантов — что?

— Понимаете, можно доказывать, что это клевета и подлог, только имея на то основания. То есть если бы вы точно знали, что в этих документах написано — это одно, а так — вы говорите, что не знаете, что там доктора писали.

— Но даже написанное докторами должно подчиняться определенным правилам. Думаю, эксперты могут в этом разобраться. А комментарии к «документам» — это вообще отдельная история.

Вот, что Дворкин сказал в оригинале интервью. Снова путаница — то ли клевета, то ли разглашение медицинской тайны: "Ну, это мы будем смотреть. Клевета это, во всяком случае, комментарии к этим документам, т.е. есть нарушение закона о защите персональных данных в публикации документов и перепосты, и есть очевидная клевета в комментариях к этим документам."

— Но позвольте, комментарии — это выражение некоего личного мнения. Это же не психиатр сделал публичное заключение, просто мнение отдельной сетевой личности, так скажем.

— Нужно смотреть по каждому конкретному случаю, преподносится ли это как мнение либо это преподносится как факт. Потому что те публикации, которые я видел — там многие высказывания представлялись именно как факт, без ссылки на то, что это просто точка зрения автора. Более того, очень часто эти высказывания блоггеров добавлялись к цитатам из «документов», так что читатель принимал их за продолжение цитаты, за оценку медика.

— Я, конечно, вижу в этой ситуации ряд юридических коллизий, потому что будет сложно найти исходники, и с чем все это сравнивать, но вопрос в том — что теперь делать лично вам? Потому что идет шумиха, и что делать вам? Вы будете как-то реагировать, подавать жалобу в суд, может быть, или в надзорные органы?

— То, что я буду лично делать, позвольте мне пока не разглашать.

— Но каких-то шагов ждать от вас стоит?

— Каких-то шагов — безусловно, стоит. А пока мне кажется важным подчеркнуть: того, что было в молодости, я никогда не скрывал и не скрываю, но то, что нынешняя кампания направлена на мою дискредитацию, и то, что она является нарушением закона — это факт. И еще. Эти анонимы сейчас истерично атакуют не только меня. Одновременно со мной началась грязная кампания травли моих коллег-сектоведов: Е.О. Мухтарова, диакона Александра Кузьмина, протоиерея Александра Новопашина, А.А. Корелова и других.

Тема педофилии не раскрыта! Александр Леонидович, Вы упустили бывш. члена РАЦИРС и FECRIS Вячеслава Наумова из Новосибирска, а вместо него подставили Новопашина. Почему? Ведь именно Наумова поймали на педофилии!
Это выказывает демонстративное пренебрежение этими людьми законами государства, законодательство которого стоит на защите чести, достоинства и деловой репутации гражданина. Мол, запрещайте, не запрещайте — а мы поступим так, как считаем нужным. Сегодня выльем три ведра грязи на Дворкина и его коллег, завтра еще на кого-нибудь, что захотим, то и сотворим. Такое впечатление, что те, кто стоит за этой кампанией, пошли на какое-то «крупное дело» и поднятой шумихой пытаются отвлечь внимание от себя, а заодно путем дискредитации устранить своих критиков.

— А как вы считаете, кто вас очерняет?

— Я уже говорил, что по всему виден почерк сайентологии. Но, разумеется, и то, что у нее есть союзники — другие секты и, конечно, сектозащитники. Я, если помните, с этого начал нашу беседу.

— То есть, во всем виноваты сайентологи?

— Вспомним главный вопрос криминологов: Cui prodest? (кому выгодно). Все эти публикации довольно нелогично, но весьма настойчиво провозглашают, что их открытие моего «диагноза» означает смерть сектоведения. Кому выгодна смерть сектоведения? Вот, скажем, первоначальная заметка о «сенсационном» открытии документов с диагнозами уже несколько раз, как мне сообщили, перепечатывается в бумажной версии «Московского комсомольца». Новости не перепечатывают из номера в номер. Значит, реклама? Стоит она дорого. Кому выгодно платить?

Если вы посмотрите на специально созданные для публикации «разоблачений» обо мне сайты — они типично сайентологические: их стиль, их язык и т.д. Посмотрите и на религиозную принадлежность републикаторов (тех, кто перепечатывают клевету в своих блогах). По состоянию на 27 мая в сети был представлен 351 пользователь. Из них неопятидесятников — 101; сайентологов — 86; кришнаитов — 34; оккультистов разных — 5; находящихся в процессе религиозных поисков — 3; мунитов — 2; политических оппозиционеров — 8; остальных (представителей самых разных сект и псевдоправославных раскольническо-сектантских группировок) — 74. Итак, первый вывод: представители традиционных для нашей страны религий это не публикуют. Второй — еще более очевидный. Сайентологов в нашей стране как минимум в 60 раз меньше неопятидесятников. А по количеству перепостов у неопятидесятников лишь незначительное преимущество. Или, если хотите, такое соотношение: от общего числа сектантов в России сайентологов — меньше одного процента. А среди републикаторов их — четверть. Вам такое соотношение что-нибудь говорит?

Ваша доказательная база вызывает трепет.

— Вот вы говорите, что сайентологи на первом месте, а какие-то доказательства у вас есть, что это действительно их рук дело? Или это только предположение?

— Это предположение, основанное на моем многолетнем изучении этой секты, ее методов, приемов, правил обращение с другими противниками секты. Сайентологи уже давно провозгласили меня врагом номер 1 в России, на их жаргоне главной «подавляющей личностью» («suppressive person»). А о том, что для врагов все средства хороши, неоднократно говорил сам Хаббард: «Любой сайентолог, не опасаясь наказания церкви, может лишить собственности (т. е. обокрасть или ограбить — А.Л. Д.) любую подавляющую личность или группу подавляющих личностей и нанести им любой вред. Их можно завлекать в ловушку, подавать на них в суд, им можно лгать, их можно уничтожать физически». Примерно эту тактику мы и видим в данном случае.

— То есть, по факту, это бездоказательное утверждение?

— По факту это мое весьма обоснованное предположение. Кстати, тот сайт, на котором в числе прочих «разоблачений» были опубликованы мои институтские документы — он имеет свое зеркало, англоязычное, сайентологическое. И еще: все эти «разоблачения» как по команде появились в сети, когда я заговорил о сайентологических связях и.о. премьер-министра Украины А. Яценюка. Совпадение?

Совпадение :)

— Странная ситуация получается — вы знаете, в чем дело, и кто виноват, но ничего не делаете.

— Я прекрасно знаю, что мне делать. Но еще раз повторю, рассказывать о моих шагах и дальнейших планах по этому поводу я не собираюсь.

— Понимаю. Спасибо большое, Александр Леонидович!

- Пожалуйста.

 
Разрешено использование материалов сайта без внесения графических искажений в представленные документы. Обратная связь
© alexanderdvorkin.info, 2014.